Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.
   
Айлис - село в Ордубадском районе Азербайджана. В прошлом - крупный средневековый город. Расположено на юге Нахичевани, на границе с Арменией и Ираном, в долине реки Айлис (приток Аракса), окружённой с востока и запада скалистыми горами.

Впервые упоминается в V веке, с XI века известен под названием Агулис. Расцвет города пришелся на XIII век, одновременно с Ани и Карсом он был важным торговым и культурным центром. К концу XVII века население Агулиса было около 10 тысяч человек, но затем город захирел. К 1904 году в нем жили 2205 армян (256 дворов) и 731 азербайджанец (68 дворов), были двенадцать церквей и две мечети. В 1918 году армянская часть жителей была вырезана турецкими войсками. Сегодня население Айлиса составляет около тысячи человек. Все церкви и армянские кладбища, по приказу руководства Нахичевани, были уничтожены в 2006 году.

В Айлисе, часто выступающем под псевдонимом Бузбулак, происходит действие большинства произведений Акрама Айлисли.

   
"Всю жизнь Айлисли описывал этот маленький кусочек белого света — который и есть весь людской мир. У меня возникает странное чувство, что я тоже прожил в этой деревне всю жизнь и знаю каждого жителя. Я чувствую, как во мне замыкается какой-то круг. Нет ни русских, ни турок, а есть обычные деревенские люди и сама деревня с ее судьбой. Мне кажется, что Айлис — это живое существо, а Акрам Айлисли — его творение, словно единственный плод на лимонном деревце. Будто этому древнему аулу в старости понадобился кто-то, кто бы его осмыслил.

Постепенно я понимаю, что у Садая Садыглы не было выбора. Его судьба была связана со всем — с проданной Лыской, продолжающей мычать у их ворот, с отнятым садом Мукуша, с детской любовью к Мерджан, которую мальчишки дразнят шлюхой, с призраком дедушки, приходящим проверить, если в доме керосин, с войной, с колхозом, который они пытались поднять, со слепым Исламом у мечети, с бесконечной историей этих гор, со всеми женщинами, мужчинами, детьи и стариками, с лунным светом, в котором дядя Эльмурад увидел отворившую ему дверь Гюльшен. Из всего этого был только один путь."

"Шура Буртин, "Русский Репортер"

   
"Я была на первом курсе училища, мне было 14. В тот год поехала в Агулис рисовать церковь Товма. Ну, бабушка всегда была рядом. К нам подошел молодой человек – светловолосый. Я даже сказала: какой красивый парень, со светлой кожей. Он долго разговаривал с бабушкой. Когда он ушел, я спросила бабушку, это кто? Она сказала, что он самый образованный парень нашего села, он очень умный человек. Помню его 25 летним, уже взрослым парнем. Он говорил очень грамотно и нежно. Знаете, беседовал с моей бабушкой так, словно был ее сыном. Он видел меня только один раз, но так красиво описал это. Действительно, в этой церкви я видела Божий свет. Рисовала все время. Каждый год я ездила и рисовала.

Невозможно было забыть этот край. Забыть фрукты, рассвет, закат, наше дерево с гиндари. Для того, чтобы сохранить память о своей родине, он носит имя Айлисли, то же самое делаю я..."

Лусик Агулеци, армянская художница и этнограф, прототип Люсик из романа "Каменные Сны" 

   
"Никогда более не видел Садай Садыглы, чтобы мир был озарен столь невообразимо ярким светом, но никогда не переставал верить, что в Айлисе существует какой-то другой свет, принадлежащий только Айлису. По глубокому убеждению Садая, его просто не могло не быть: ведь и в длину, и в ширину Верхний Айлис составлял, наверное, не более шести-семи километров. И если бы люди, воздвигшие когда-то на этом крохотном клочке земли двенадцать церквей и создавшие райский уголок возле каждой из них, не оставили после себя хоть немножко своего света, то зачем тогда нужен человеку Бог?.."

Акрам Айлисли "Каменные Сны"

   

Айлис